К истокам

На днях в нашу редакцию зашел человек средних лет. Мы встречались с ним раньше, о поэзии особо не говорили. Хотя Александр Петрович Купсольцев мариец, но разговор с ним мы вели на русском языке. По-марийски он понимает хорошо, общаться на родном языке ему трудно. После службы в армии Александр работал в милиции, а сейчас трудится электромехаником по обслуживанию лифтов в г. Йошкар-Оле. Александр Купсольцев представил нам довольно солидную подборку стихов, которые начал писать три года назад. До этого никогда этим не занимался, и даже не делал попыток. Возможно, его к этому подтолкнула обстановка в стране и проблема сохранения и ощущения себя как человека, который рожден в России. Для него всегда было главным считать себя гражданином страны и одной из составляющих своего народа мари. Александр пишет на русском языке, но считает себя марийцем и гордится этим.

К истокам
Я родился средь этих полей и лесов,
Где на каждом шагу то родник, то ручей.
С молоком впитал веру дедов, отцов,
А по жизни своей оказался ничей.

Не мариец, не русский, в душе чимари1,
Я мечусь между двух этих жгучих огней.
Крест нательный висит у меня на груди,
Только веры Христовой не видно во мне.

Мать марийка, мариец отец, языку
Не смогли научить. Что мешало - не знай.
Только тянет меня на моленье к костру
И прощенья просить у тебя, милый край.

Как смогу понять крики птиц и зверей,
Шелест листьев, течение Немды под горой.
Коли веру, единство с природой своей
Променял на икону и на аналой.

От того ль мое сердце болит и щемит,
Что сказать по-марийски «прости» не могу.
Гора Чумбылат исполином лежит -
Знать, досталось и ей - помешала кому?

Видел как-то во сне: на горе той стою,
И доспехи в траве предо мною лежат.
Знать, идею единства народа свою
Хочет нам донести предок наш Чумбылат.

Вижу отблеск костров на крутом берегу,
Слышу ржанье коней, звон доспехов - в поход
Собрались наши воины отпор дать врагу,
Чтоб свободным остался марийский народ.

Значит, так тому быть, веру дедов, отцов
И язык, и обычай, к природе любовь
Вспомним, гордо сказав: «Ме марий улына»2.
И поклонимся предкам в лесу у костра.
Народ мари проснись, сплотись скорее,
Забудь про пьянство, дел невпроворот.
Грозою надвигается несчастье,
Язык теряется - исчезнем как народ.

***
Другой земли у нас с тобой не будет,
Найти, отвоевать ее уже нельзя.
Боюсь я одного: потомки позабудут
Язык, обычаи, традиции – себя.

Уж доброй половины нет – как в воду!
Остался лишь историкам удел.
Я не хочу такой судьбы народу,
Меня на свет который породил.

Лицо народа будет стерто на планете,
Людская память позабудет имена.
Упоминанья лишь найдут в библиотеке:
Здесь жили финно-угров племена.


1 Верующий в марийскую религию.
2 «Мы есть марийцы».
450…
(Память - не елей)
Сотни тысяч копыт,
Жадных фурий оскал,
Страх животный сидит,
Меньше ростом я стал.

Пронеслись над землей,
Все сметая с пути,
Лик любимый, родной
Память предков зови.

Нас кошмары порой
Достают по ночам,
Волчий слышится вой,
В голове тарарам.

Песни радости петь,
Только горько вино.
Нам пожить бы успеть,
Но стальное копье…

Жизни чуждой устав,
Только вера своя.
Ничего не украв -
Подсудимых скамья.
Спину плеть обожгла,
Горький слышится плач.
Покатилась глава -
Иноземный палач.

Так хотелось уснуть,
Просыпайся скорей.
Память не обмануть,
Это вам не елей.

К единению
Эх, удариться б о землю,
В небо птицею взлететь -
С высоты, из поднебесья,
Для народа песню спеть.

Чтоб услышав песню эту,
Встали воины с холмов.
Встали - и рожденный каждый
Меч обрушил на врагов.

Но заветное сказанье
Потерялося в пути,
И земли родимой нашей
Тем Онарам не спасти…

Не поднять мне спящих с ложа,
Вековой их вечен сон.
Так неужто прозябанью
Весь народ мой обречен?!

Иль найдем в себе мы силы,
Предков верою сильны?!
Для марийского народа -
Все Онары, все Сыны!

В самой дальней деревушке,
На любом конце страны,
Собирайтесь, люди вместе,
Вы народу все нужны.

Я же, птицею летая
Над землей в родном краю,
К единению призываю!
Мой народ, тебе пою!

Александр КУПСОЛЬЦЕВ.
г. Йошкар-Ола.